Бузкаши – национальная игра афганцев

Копаясь в своем фотоархиве, увидел групповой снимок, в центре которого стоит высокий небритый мужчина в камуфляже. Это лидер афганских узбеков генерал Дустум. Этот снимок я сделал несколько лет назад, будучи у него в гостях в Шебергане. Приехав поздно ночью, смертельно уставший с дороги, я, едва добравшись до койки, рухнул в постель и проснулся от звуков, напоминавших курлыканье, раздававшихся с балкона. Их издавали павлины, устроившиеся на ночлег на перилах балкона как на насесте. Одевшись, спустился вниз, и пока прислуга накрывала столы к завтраку, отправился на прогулку по резиденции Дустума. Сияющий под лучами утреннего солнца бирюзовый купол небольшой личной мечети, каптархона — голубятня, радующий взор цветник, в саду — увитая виноградником веранда, на которой Дустум проводил совещания. Бассейн с вышкой для прыжков, сауна, биллиардная, в общем, все как у людей. Живет на широкую ногу, при этом он хлебосол и меценат. Как-то он выделил полмиллиона долларов и пуд золота на реставрацию мечети Хазрата Али в Мазари-Шарифом. За завтраком, моим соседом по столу оказался мужчина в одетой не по сезону кожаной шапке, отороченной волчьим мехом. Было заметно, что она составляла предмет его особой гордости. Как выяснилось, этот головной убор, по форме напоминающий казахский борик, является отличительным знаком чапандозов – игроков в бузкаши. Так в Афганистане называется козлодрание. А Дустум является страстным поклонником этой игры. Кстати, знание об его увлечениях помогло мне наладить с ним добрые отношения.

Забава воинов

Afghans Play A Traditional Game Of BuzkashiОн любит эту игру настолько, что владеет конюшней, в которой содержит лошадей для этой игры. В Афганистане это дорогостоящее удовольствие, которое могут позволить себе немногие. Они являются предметом его неустанных забот. По утрам он часто наведывается в конюшню и наблюдает за их выездкой. Похлопывая по холке, кормит лошадей с рук заранее приготовленными лакомствами: рафинадом, яблоками или морковью. Внешне здешние лошади не очень привлекательны, не очень высоки, зато на редкость сильны и неприхотливы. Афганские коневоды говорят: «Наши лошади произошли от знаменитого Ракша, любимого коня легендарного героя Рустама, о котором писал великий Фирдоуси». Любовь к верховой езде у афганцев прививается с 7-8 лет. Это умение наряду со смелостью и отвагой считается неотъемлемым признаком настоящего мужчины и воина. Чаще всего в бузкаши используют лошадей двух пород – каттаганской и бадахшанской. Отобранных для игры лошадей, выезжают, выкармливают и регулярно тренируют. Значительными нагрузками, тщательной выездкой и строгим рационом фуража вырабатывается основное качество, предъявляемое лошади участвующей в бузкаши – выносливость. Причем животное выезжает и ухаживает за ним сам игрок в бузкаши. Лошадь должна понимать его с полуслова, знать каждую интонацию голоса наездника и чувствовать моменты игры. Перед ней, в случае необходимости с животного сгоняют лишний вес, часами гоняя его по кругу. Чаще всего, клички лошадей у афганцев не замысловаты, в основном их дают по масти: серая – «тарак», белая – «бауз» или «казиль», коричневая – «джайран», рыжая – «саманд». Кстати, афганский диалект узбекского языка довольно значительно отличается от собственно узбекского языка, в нем много заимствований из дари.
Бывавший в Афганистане французский писатель и путешественник Жозеф Кессель писал: «Лошади для бузкаши должны сочетать в себе несочетаемые качества: взрывной темперамент и умение выжидать, легкость, быстроту и выносливость вьючного животного, быть агрессивными как лев и послушными как дрессированная собака. Как иначе могли они мгновенно, повинуясь малейшему нажиму коленей, тяге поводьев, переходить от открытого нападения к хитрому уклонению от атак, то скакать прочь как преследуемый охотниками зверь, то тут же гнаться за другими, мчаться с безумной скоростью и тут же останавливаться на месте». Что касается игроков, то игра требует от них отваги, умения, силы, ловкости и искусства верховой езды.

Большое торжество в Афганистане редко обходится без бузкаши, игра проводится в любой сезон кроме зимы, главным образом до и после полевых работ. Раньше, когда в стране правил король Захир-шах, проводился чемпионат северных провинций Афганистана (на юге она не так распространена), финал которых разыгрывался в Кабуле, на столичном стадионе «Милли», том самом на котором недавно было осуществлено покушение на Хамида Карзая. На игру съезжаются чапандозы, торговцы лошадьми, совершающие сделки с теми, кто подбирает животных для игр следующего сезона. В отличие от нашего кокпара, в котором в качестве «снаряда» чаще всего используют козла, в бузкаши «играют» тушей годовалого теленка. Непременно бычка, т.к. по афганскому поверью, использование туши телки приводит к падению игрока или лошади. Тушу для бузкаши называют улак. По словам афганцев, кожа бычка более крепкая и, не имея длинной шерсти, затрудняет возможность ухватиться. Не мало важно и то, что она не рвется под ударами лошадиных копыт. В отличие от туши бычка, баранья или козья может легко быть разорвана игроками. С забитого животного шкуру снимают «чулком», и для того, чтобы «снаряд» стал поувесистей, ее плотно набивают мокрым песком, а надрез зашивают прочной нитью изготовленной из шкуры. У других народов, из туши извлекается только брюшина, и если после этого улак оказывался легким, заполняют его солью, кукурузой или ячменем, доводя его вес до 60-70 кг. Примечательно, в Афганистане существует несколько вариантов игры в бузкаши, традиционная, в которую играют десятки поколений людей, и более упорядоченная, по правилам, разработанными здешними чиновниками в 1953 году, которые хотели сделать из нее национальный вид спорта. В первой, каждый всадник играет сам за себя, в другой, участвуют две команды обычно по 10-12 человек в каждой.1367755215_4

В нашем кокпаре тоже различают два варианта: «жалпы тартыс», когда каждый сам за себя, и «дода тартыс», когда в игре участвуют равные по численности группы всадников. Но у каждого народа есть свои отличия игры. К примеру, у узбекских кипчаков, игра начинается с «кокма» — вбрасывания, когда туша козла в буквальном смысле вбрасывается в толпу всадников, и каждый норовит вырвать ее друг у друга. Победителем считается тот, кто, отразив нападения, выходит из окружения. Успех в этом варианте игры напрямую зависит от коллективных действий, от того, насколько плотно его опекают партнеры по команде. Другой, здесь каждый играет сам за себя, называется «пойга» — преследование. Победителем считался тот, кто с тушей смог вырваться из толпы и, оторвавшись от преследования, доставить ее на определенное место, обычно находящееся в 2-3 километрах от места игры. Ставропольские туркмены практикуют древний вариант игры, который называется «баргы гоч алдру», при котором используется живой взрослый баран. Ему связывают ноги и кладут в яму глубиной полметра. Всадники подхватывают его рукой или палкой и доставляют к «финишу». Баран остается наградой победителю. В прошлом, у некоторых народов, к примеру, у казахов и кыргызов вместо козла или барана использовали «кокбору» — серого волка. У туркмен племени сарык, тушу кладут в километре от зрителей. Участники игры, стартуя с определенного места, должны подхватить и доставить ее обратно.

Афганское ристалище

Но даже в бузкаши проявляется регионализм афганцев, видимо, это у них в крови. Раньше, афганские эмиры формировали воинские подразделения на национальной и племенной основе. Так и в бузкаши, в игре сходились команды из разных кланов, родов, племен, уездов и провинций Афганистана, соответственно, заслуженные чапандозы составляли предмет их гордости и поклонения. Победа определенного клана или рода в бузкаши была равнозначной победе на поле брани. Причем, для большинства чапандозов, игра является единственным источником средств к существованию. Значительные денежные призы победителю позволяют это.1260634833__32

Как-то я и мои чешские друзья из гуманитарной организации «People in need» удостоились приглашения Дустума на бузкаши. Игра проводилась в Мазари-Шарифе, на ровной площадке, размером с небольшое футбольное поле. На трибунах и вокруг поля яблоку было некуда упасть. Одни сидели на голой земле, другие стояли, третьи устроились на деревьях и плоских крышах близлежащих домов. Встреченные у входа на трибуну дюжими телохранителями Дустума, мы вслед за ними с трудом протискнулись сквозь возбужденную толпу. Около тридцати пяти — сорока всадников, уже были на поле и застыли в ожидании знака судьи. Перед началом игры, под наблюдением судьи у туши отрезают хвост, дабы игрок не имел возможности обернуть его вокруг руки или седла. Проверяет, нет ли на туше надрезов на сухожилиях, которые позволили бы участнику игры приторочить тушу к луке седла, по афганским правилам – это недопустимо. По краям поля установлены два столба. Цель игры состоит в следующем: игроки должны обнести улак вокруг них и закинуть ее в обозначенный гашенной известью или порошком мела круг, называемый халлал. В переводе с туркменского языка это слово означает «круг справедливости». Среди участников двое были американцами, они вышли на игру в воинской экипировке, правда без оружия. Приставленный к нам, один из секретарей Дустума обратил мое внимание на то, что не все игроки являются чапандозами. Оказалось, что заслужить это звание крайне трудно. Против игрока, с устойчивой репутацией победителя, выходят заслуженные чапандозы, и только если ему удается выстоять против них, то он удостаивается этого звания, как и чести, носить их головной убор. Особой формы у игроков нет, кто одет в короткополый чапан, кто в плотную стеганную куртку и толстые подбитые ватой штаны, способные защитить ноги игрока от укуса лошади или случайного удара плетью, сапоги на высоких каблуках. Непременный атрибут только один — продетая на кисть руки плеть, свисающая на ремешке. Согласно тюркским обычаям, в поясной платок игрока кладут кусок лепешки, считается, что хлеб оберегает от травм. Мулла читает напутственную молитву, после чего судья делает отмашку к игре.

Смотреть за бузкаши все равно, что наблюдать за боем гладиаторов. Она также стремительна и жестока. Всадники, подняв густую завесу пыли, устремились к углублению, в котором лежал «снаряд». Играли по старинке, каждый сам за себя. По словам секретаря Дустума, численность участников может достигать ста человек. Началось столпотворение. Вдруг один из игроков со сжатым в зубах кнутом, вырвался из толпы и, стремительно набрав скорость, попытался оторваться от соперников. Но спустя мгновение был настигнут ими, и тут же образовалась куча мала. Приглядевшись повнимательней, неискушенный зритель начинает понимать, насколько захватывающе интересно это зрелище. По правилам игры, ее участники не имеют права взваливать тушу на круп или холку лошади. Допускается держание туши на весу одной рукой, можно прижать ее к лошади и удерживать ногой высвобожденной из стремени. Злостным нарушением считается удар кнутом противника, как и стаскивание его с коня. Под свист, улюлюканье и аплодисменты зрителей, одному из игроков удалось вырваться из плотного круга соперников, но спустя миг, смельчак оказался погребенным под конной лавой. Участники настолько увлеклись игрой, что казалось, они вот-вот выкатятся за пределы поля и сомнут толпы зрителей, собравшихся вокруг него.

bahara-cilgin-karsilama_bИ снова очередная попытка прорыва. Наездника на низкорослой пегой лошади, которому удалось обнести тушу вокруг столба, по пятам преследуют противники, настигли, и в тушу вцепился десяток рук, которую каждый из багровых от напряжения игроков тянет ее в свою сторону. Вдруг она падает на землю, и один из игроков, согнувшись в седле, подхватил тушу и помчался в направлении противоположного шеста. Напрасные потуги, его настигли. Для того, чтобы подбодрить игроков, диктор делает сообщение о том, что г-н Дустум, награждает самого активного участника схватки, что вызывает оглушительный рев на трибунах. В течение игры такое объявление делалось несколько раз. Одним из отмеченных оказался американец. Награда не малая, пять тысяч долларов. Игра идет до победного конца, т.е. каких-либо временных ограничений — нет. Взопрев, один из них выбрался из толпы передохнуть. В пылу состязания правила соблюдаются далеко не всегда. Лицо отдыхающего наискось пересекал налившийся кровью след от удара плетью, на который он не обращает никакого внимания. С удил капала пена, потемневшие от пота бока коня учащенно вздымались, казалось, еще немного и всадник загнал бы лошадь. Отдышавшись, он снова вступил в игру. Чаще всего «филонили» американцы, и награждение одного из них, было просто проявлением вежливости.

Игра продолжалась уже два часа, как начало темнеть. Судья прерывает игру, диктор объявляет о том, что доигровка переносится на следующий день. Возбужденные игроки не торопятся сойти с коней, и еще долго обсуждают перипетии игры. Зрители тоже не спешат расходиться, спорят, чья лошадь показала себя самой выносливой и резвой, обсуждают шансы того или иного чапандоза на победу. Подождав пока схлынет толпа, утопая по щиколотку в пыли, мы побрели к парковке, и сев в машину всю обратную дорогу делились впечатлениями. Моих спутников игра заворожила. Машина обогнала довольного собой подбоченившегося в седле чапандоза. Видимо, одного из тех, кому досталась награда Дустума. Вообще-то афганцы азартный народ, любят собачьи и петушиные бои, но об этом расскажу как-нибудь в другой раз.

Искандер Аманжол.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *