Названа главная проблема России

Названа главная проблема России

Пока западные санкции и контрсанкции Москвы усиливают антироссийские настроения в Восточной Европе, ряд государств ЕС наращивают сотрудничество с РФ. Так, в прошлом году на 20% вырос товарооборт между Россией и Финляндией, а поток туристов в обе стороны увеличивается уже несколько лет. О том, как прагматизм побеждает воинственные настроения и какой козырь Россия еще не использовала в интервью «Газете.Ru» рассказал бывший премьер-министр Финляндии, глава совета директоров представительства финской промышленности в России East Office Эско Ахо.

— Как сейчас, на ваш взгляд, санкции влияют на финско-российские отношения? Насколько финские компании заинтересованы в инвестировании в Россию?

— Как санкции, так и контрсанкции ограничивают возможности сотрудничества. И те, и другие ограничения оказали негативное влияние. Насколько велико это влияние, трудно оценить, но это один из факторов. Есть и другие проблемы. К примеру, девальвация рубля негативно сказывается на торговых отношениях и инвестициях в России. Инвестиции сейчас на низком уровне, это связано не только с санкциями, но и с тем фактом, что кросс-курс был довольно низким, а некоторые рынки в России развивались не очень хорошо. К тому же упал потребительский спрос.

— Бывший премьер-министр Финляндии Пааво Липпонен заявил о сильных антироссийских настроениях в Финляндии. С чем это связано? Как можно преодолеть эти настроения?

— Думаю, то что происходило в Украине в 2014 году, негативно сказалось и на Финляндии. Нужно помнить, что Финляндия — это страна, где в 1975 году был подписан заключительный акт Совещания по безопасности и сотрудничеству в Европе. Люди твердо верят, что правила категоричны, и у нас есть ощущение, что Россия не следовала правилам. Реакции российской стороны тоже вызывают определенные опасения. Комбинация этих факторов оказала влияние на Финляндию.

В любом случае все не так плохо, поскольку во многом страны продолжают сотрудничать. Общественное мнение понимает, что вместо всех этих препятствий и проблем разумно поддерживать связи и сотрудничать с Россией.

Не только в торговле сейчас все хорошо, но и в сфере туризма. Русские едут в Финляндию, финны едут в Россию. Страны сотрудничают. Да, настроения развились в негативную сторону, но я не думаю, что мы должны сильно беспокоиться об этом.

— На ваш взгляд, как Россия и ЕС должны преодолеть существующие разногласия?

— Я думаю, что это вопрос дипломатического решения ситуации на Украине. Это фундаментальный вопрос. Мы должны понимать, что санкции не появляются просто так. Есть ссылка на украинский конфликт. И если этот конфликт может быть каким-то образом решен, я могу себе представить, что санкции снимут довольно быстро.

— Вы говорили ранее, что биоресурсы — главное богатство России. Как, на ваш взгляд, Россия должна развиваться в этом направлении?

— Россия — это сверхдержава традиционных энергетических и материальных, природных ресурсов. Но Россия также является потенциальной сверхдержавой биоэкономики из-за водных ресурсов, лесов, огромных земельных ресурсов. Однако пока Россия не в состоянии извлечь из этого выгоду. Возможно, отчасти потому, что традиционные сектора экономики настолько сильны, что с ними трудно конкурировать.

Господин Сергей Иванов (специальный представитель президента РФ по вопросам природоохранной деятельности, экологии и транспорта — «Газета.Ru») отметил, например, что экосистема в Финляндии развита лучше, и сейчас Россия идет по тому же пути. Поэтому я считаю, что биоресурсы — это огромный потенциал для России. Это также поможет России диверсифицировать экономику, что крайне необходимо стране, где 80% экспорта основано на топливе и сырье.

— Люди из некоторых регионов России, включая Санкт-Петербург, едут в Финляндию за продуктами. Оправданно ли это?

— Причина в том, что Финляндия много экспортировала в Ленинградскую область. И репутация финских продуктов на высоком уровне. Сейчас действуют секторальные санкции, которые затрудняют экспорт ряда продуктов на российский рынок. Так что россияне, которые посещают Финляндию, могут воспользоваться возможностью их получить. Это хорошо для нас. Надеюсь, когда-нибудь в будущем рынки снова будут открыты, так что вам не нужно будет ехать в Финляндию, чтобы закупиться.

— В Финляндии в течение двух лет тестировалась идея внедрения безусловного базового дохода — это когда каждый член общества получает от государства регулярную выплату, независимо от своей занятости. Эксперимент проводился среди случайно выбранных людей и в целом, кажется, не оправдал ожиданий. Как лично вы относитесь к подобной идее? Насколько она может быть жизнеспособна?

— Нет, я не верю в это. Я думаю, что нам следует упростить социальное обеспечение и социальные льготы, а также гарантировать, что они не станут препятствием для выхода на рынок труда.

Тем не менее это была хороша проверка. Когда вы тестируете что-то, вы можете узнать, что работает, а что нет. Но в конце концов безусловный базовый доход — это неправильный метод.

— Тем не менее технологический прогресс ставит перед человечеством все новые вызовы, мир движется в сторону роботизации. Как вы считаете, этот процесс окажет существенное влияние на производительность? Вы согласны, что робот заменит человека?

— Это хороший вопрос. Я считают, что до сих пор все эти цифровые инструменты не были полностью открыты для нас. Есть ощущение, что мы уже находимся в одной цифровой среде со всеми этими фантастическими устройствами, но это не так. Сегодня мы делаем очень ограниченное количество вещей, используя цифровые инструменты. Но у нас огромный потенциал в финансовом секторе, логистике и связи, в здравоохранении и производстве. Уже происходят изменения, но это долгий путь. Конечно, есть вероятность, что в некоторых сферах люди уступят рабочие места роботам.

— А где в этом процессе место России? Насколько серьезно наша страна продвинулась в инновациях? В каких сферах это особенно заметно?

— Россия начала этот путь позже других — это одна проблема. Другая проблема заключается в том, что у России огромные ресурсы. Это мешает. Из-за огромных ресурсов становится трудно понять, что необходимо рисковать, ведь инновации всегда основаны на риске. И у вас нет продвижения по службе и есть проблемы со стимулированием инноваций. Итак, это три основные препятствия. Но у вас есть потенциал и новое поколение.

Вместе с тем, я считаю, что российские возможности в силу традиций в науке и математике, находятся в области производства и, скажем так, создания более производительных производственных систем.

— Чему Россия в области инноваций может научиться у Финляндии?

— Я думаю, что напрямую что-то брать сложно, потому что страны отличаются друг от друга. Но я полагаю, что важно смотреть, как делают другие, и быть очень открытыми, что, возможно, легче для маленькой страны, где не так сильно историческое наследие.

Я провел много времени в США и обнаружил одно сходство России и Соединенных Штатов. У обеих стран есть чувство — то, что мы делаем, является единственным разумным способом это делать. Но чтобы творить и внедрять инновации, нужно отказаться от этой мысли. Нужно понять и принять, что, может быть, мы не настолько хороши. Это не признак слабости, это признак силы, потому что если вы можете сказать: «у нас есть слабости, мы можем понять их и мы готовых их изменить», это и есть сила.

Источник